Аналитика и комментарии. Взгляд из США (judeomasson) wrote,
Аналитика и комментарии. Взгляд из США
judeomasson

Categories:

Путин приказал убить Немцова?

Хотя я поставил знак вопроса в заголовке, сам я лично в этом не сомневаюсь. Не сомневаюсь я не потому что у меня есть какие-то доказательства, а потому что все люди, которые когда либо занимались расследованием каких-нибудь темных дел связанных с Путиным, либо высших российских чиновников, погибли при странных обстоятельствах.

Все знают про Александра Литвиненко, бывшего офицера ФСБ и автора книги "ФСБ взрывает Россию". Эта книга запрещена в России. В 2003 году ФСБ даже арестовали партию книг в 4400 экземпляров.  Вскоре Литвиненко, как известно, был отравлен в Лондоне. Литвиненко занимался расследованием взрывов домов в Волгодонске и Москве и других преступлений ФСБ, которым когда-то, как известно, руководил Путин.

Однако расследования вел не только он. Например другой бывший офицер ФСБ Михаил Трепашкин, который тогда в качестве адвоката представлял интересы потерпевших в этих терактов. Он тоже расследовал обстоятельства этих дел и его тоже "заказали", но убийство не удалось. Причем информация о готовящемся убийстве было известно правоохранительным органам. Цитирую жалобу Трепашкина Генеральному прокурору:

Жалоба генеральному прокурору

Генеральному прокурору Российской Федерации
г-ну Чайке Ю.Я.
От Трепашкина Михаила Ивановича, 1957 года
рождения, полковника запаса, ветерана и пенсионера
ФСБ РФ, награжденного правительственными
наградами, в том числе медалями «За отвагу» и «За
отличие в воинской службе 1 степени», а также
орденом «За веру и верность» и другими наградами,
адвоката Московской коллегии адвокатов «Межрегион»,
проживающего по адресу: 117452, гор. Москва,
ул.Азовская, дом 24, корпус 1, кв.479, телефон: 8-916-300-55-39.


Ж а л о б а
на сокрытие сведений о готовящемся убийстве

город Москва
14 апреля 2008 года

17 ноября 1998 года я оказался на пресс-конференции сотрудников УРПО ФСБ РФ Литвиненко А.В. Шебалина В.В., Понькина А.В., Щеглова Г.Г., Латышонка К., проводимой в Интерфаксе, где они огласили для общественности, наряду с иной информацией, сведения о готовящемся в отношении меня убийстве. Эти сведения и мне были известны из уголовного дела, расследовавшегося в 1998 году Главной военной прокуратурой по факту покушения на Исполнительного секретаря СНГ Б.А.Березовского. Уголовное дело было прекращено не потому, что факты не подтвердились, а потому, что я остался жив. В указанном уголовном деле было множество доказательств готовящегося в отношении меня убийства, включая более 8 показаний свидетелей.

Бывший в то время начальник 7 отдела УРПО ФСБ РФ подполковник Гусак А.И. подтвердил эту информацию и в Московском окружном военном суде на допросе по моему делу в начале 2004 года, заявив, что непосредственно ему приказ «проломить» мне голову отдал генерал-майор Макарычев А.К. Эти показания были даны в присутствии многих участников процесса и записаны в томе 29 лист дела 6.

Следует заметить, что подобные показания были даны в собственноручных заявлениях на имя Руководителя Администрации Президента России в 1998 году многими сотрудниками ФСБ РФ. Очевидно, что такому высокопоставленному чиновнику государства действующие сотрудники органов государственной безопасности врать не могли.

Когда я попытался обжаловать факт сокрытия готовившегося убийства, то сотрудники Главной военной прокуратуры не дали мне никаких материалов даже для ознакомления, мотивировав отказ секретностью уголовного дела. Без каких-либо материалов я был лишен конституционного права на обжалование. А в дальнейшем на меня было просто сфабриковано уголовное дело военными прокурорами и повязанными с ними военными судьями и я более чем на 4 года оказался за решеткой за деяния, которых вовсе не совершал или которые не образовывали состава преступления. Я уверен, что через какое-то время законность восторжествует и преступления военных чиновников, грубо фабриковавших мое уголовное дело, будут раскрыты. Достаточно взглянуть на текст приговора от 19 мая 2004 года взглядом юриста, и сразу станет видна его преступная фальшь.

Освободившись из мест лишения свободы, где я по указанию военных был подвергнут пыткам и издевательствам (это установлено Европейским судом по правам человека), я решил снова поднять материалы о готовившемся убийстве. В этих целях я в соответствии с законом оплатил государственную пошлину и запросил в Московском окружном военном суде копию показаний Гусака А.И. (том 29 л.д.6), где речь шла о готовившемся убийстве.

Ответом заместителя председателя Московского окружного военного суда Абабкова А.В. от 28 марта 2008 года за № 1/5-1004/Ж/2683 мне в получении копии показаний Гусака А.И., который к моменту дачи показаний уже более 5 лет не являлся сотрудников органов ФСБ РФ, было отказано. В письме Абабков А.В. пишет: «Одновременно сообщаю, что показания свидетеля Гусака А.И. имеют гриф «секретно» и поэтому направлены Вам быть не могут» (копия письма прилагается).

Закон Российской Федерации «О государственной тайне» запрещает засекречивать сведения о фактах нарушения законности органами государственной власти и их должностными лицами, а также сведения о фактах нарушения прав и свобод человека и гражданина (ст.7). Должностные лица, не выполняющие требования указанного Закона «…несут уголовную, административную или дисциплинарную ответственность в зависимости от причиненного обществу, государству и гражданам материального и морального ущерба. Граждане обжаловать такие решения в суд».

Факт отказа в выдаче сведений о готовившемся в отношении меня убийстве дает основания считать, что заместителем председателя Московского окружного военного суда Абабковым А.В. (он курировал фабрикуемое в отношении меня уголовное дело) укрывается преступление, нарушается ст.7 Закона РФ «О государственной тайне» и мои конституционные права.

Я подвергся необоснованным преследованиям со стороны военных, к которым отношения не имею, как и вмененные мне деяния (были грубо нарушены подследственность и подсудность), в связи с чем мое дело получило немалую общественную огласку. Факт сокрытия сведений о готовившемся убийстве дает мне основания для обращения к Президенту России Дмитрию Медведеву, в Совет Европы, Европарламент и иные структуры и инстанции в сфере защиты прав человека.


На основании изложенного, -
П Р О Ш У :

Поручить ответственным сотрудникам Генеральной прокуратуры РФ проверить изложенный мною факт готовившегося убийства и неправомерного отказа Абабкова А.В. в выдаче копии показаний Гусака А.И. из материалов моего дела в Московском окружном военном суде.

Приложение: копия ответа Абабкова А.В., на 1 листе.

М.И.Трепашкин

Но вместо того чтобы расследовать это дело, против самого Трепашкина сфабриковали дело. Вот что пишет об этом сам Трепашкин:

Если по делу об убийстве Литвиненко А.В., не считая его собственных утверждений и утверждений лиц из его ближайшего окружения, нет доказательств причастности к его убийству кремлёвских хозяев нынешней России, то мне ещё до ареста, осенью 2002 года, надзирающим прокурором было заявлено прямо, что руководители Главной военной прокуратуры получили указание от «самого» (т.е. от Президента России Путина В.В.) о моём привлечении в качестве обвиняемого и об осуждении меня «по беспределу», чтобы отстранить меня от дела по подрыву домов. Дальнейшие обстоятельства также подтверждают, что на это имелся заказ очень влиятельного должностного лица государства.

Причем причем сделано это было топорно. Ему в квартире подбросили патроны. Вот что пишет сам Трепашкин:

А 22 января 2002 года ко мне нагрянула оперативно-следственная группа из числа сотрудников УСБ ФСБ РФ (Лебедев, Савельев) и Главной военной прокуратуры. Меня дома не было. Была жена Татьяна и маленькая дочь Ангелина. Когда я прибыл домой, обыск уже был закончен, и мне показали порядка двух десятков разных патронов, якобы обнаруженных у меня в коробке из-под канцелярских принадлежностей, на полке, у моего рабочего места. Я объяснил, что первый раз вижу эти патроны. Сотрудник ФСБ РФ Лебедев всё пытался всучить мне в руки эти патроны, чтобы на них остались отпечатки моих пальцев, но я отказался брать их в руки, разгадав его хитрость. Представитель ГВП Сильченко, не скрывая, заявил: «Это у нас стандартный набор для обысков у офицеров запаса». Возникает вопрос: кто и в какой момент подбросил мне патроны?

Одна из версий того кто подбросил патроны, это сантехники, которые приходили к нему незадолго до обыска, но патроны могли подкинуть и во время обыска. Цитирую:

Могли подкинуть их и «сантехники» - 18 января 2002 года. Уж очень большие сомнения вызывал их сантехнический профессионализм.

Но патроны могли быть подброшены и в ходе обыска.

Нужно было проверить эти основные версии. С учётом многих обстоятельств, в последующем выяснилось, что несколько патронов подбросил Шебалин. Похоже, что перед обыском он приходил с «сантехниками», чтобы убедиться, что патроны я не обнаружил и не выбросил (как подброшенный мне автомат в 1997 году). А члены следственной группы (для подстраховки) добавили к подброшенным патронам ещё и новеньких – 13 штук. Но эта картина нарисовалась позже.

Тогда же я решил проверить «сантехников» и Шебалина. Последний скрылся и не появлялся несколько месяцев после обыска (т.е. это ложь, что в феврале 2002 года, после обыска, я ему передал на хранение документы, да ещё и у себя дома – как пишет судья в приговоре). По данным ГУП РЭУ-34 г. Москвы, ко мне направляли сантехника ПИРОНИШВИЛИ 18 января 2002 года, одного(!?), и что он «только что устроился» и исчез, и где он проживает – неизвестно. Тогда кто же ещё с ним был? И откуда они взялись? Я попросил ВРАТСКИХ М.Н. описать мне того, кто заходил ко мне в комнату 18 января 2002 года. По её описанию было похоже, что это был Шебалин (чёрный, худощавый, нос «крючком», словно клюв). Я стал требовать у следователя Главной военной прокуратуры:

- найти и допросить «сантехника» ПИРОНИШВИЛИ;

- допросить свидетелей – ВРАТСКИХ М.Н. и соседку из квартиры № 18;

- провести опознание «ПИРОНИШВИЛИ» и Шебалина.

Оба следователя, как из ФСБ РФ (а дело некоторое время было и у них), так и из ГВП отказались это сделать.


Почему я так подробно остановился на этом вопросе? Да потому что самого Трепашкина убрать не удалось, зато все свидетели, которые могли дать показания, доказывающие что дело было сфабриковано, а патроны подброшены, "совершенно случайно" оказались мертвы. Цитирую тот же источник:

Когда в Московском окружном военном суде начался процесс, я снова начал ходатайствовать о допросе перечисленных лиц. Судья отказал мне в моих ходатайствах. Я попросил адвокатов найти этих свидетелей и попросить их явиться в суд. При этом сам я 22 октября 2003 года был арестован и с тех пор находился под стражей. И вот, мне стало известно, что вскоре после моего задержания – 28 октября 2003 года – был найден труп свидетеля ВРАТСКИХ М.Н., которой тогда только что исполнилось 19 лет. Официальная версия – смерть от «передоза», хотя наркотики она никогда не употребляла. Не оказалось в живых и соседки из квартиры № 18. ПИРОНИШВИЛИ также не найден.

И так далее.

Но не только Литвиненко и Трепашкин занимались разоблачениями преступного режима, но и например депутат Государственной Думы Сергей Юшенков, которго убили 17 апреля 2003 года. До этого он занимался расследованием обстоятельств теракта в "Норд-Осте", причем в этом расследовании он получал информацию от Литвиненко. После убийства Юшенкова Литвиненко прислал пресс-релиз в интернет издание Lenta.Ru. Вот что они об этом писали:

По версии бывшего подполковника ФСБ Александра Литвиненко, депутата Госдумы Сергея Юшенкова убили за то, что он получил доказательства причастности ФСБ к теракту в Театральном центре на Дубровке. Об этом говорится в пресс-релизе Александра Литвиненко, поступившем 25 апреля в редакцию Lenta.Ru.

По словам Литвиненко, в начале апреля на встрече в Лондоне он передал Юшенкову информацию о некоем Ханпаше Теркибаеве. Литвиненко утверждает, что этот человек, бывший в течение многих лет агентом ФСБ, находился в "Норд-Осте" вместе с террористами и покинул здание незадолго до штурма.

"Я передал Юшенкову установочные данные Теркибаева и он собирался проверить эту информацию по возвращении в Москву. Я убежден, что с ним расправились за это расследование", - заявил Литвиненко.

Как говорится в пресс-релизе, Теркибаев специалировался на внедрении в среду чеченских боевиков для организации провокаций. Он начал работать на ФСБ в качестве журналиста на Грозненском телевидении. В конце 2000 года Теркибаев работал в пресс-службе Аслана Масхадова. В начале 2001 года по заданию российских спецслужб он перешел в один из отрядов боевиков.

По информации Литвиненко, в настоящее время Теркибаев находится в окружении Малика Сайдулаева - промосковского чеченского лидера, близкого к спецслужбам. Теркибаев сопровождал спецпредставителя президента России Дмитрия Рогозина во время сессии ПАСЕ в Страсбурге 31 марта в качестве представителя чеченской общественности.

Обстоятельства теракта в "Норд-Осте" расследовала известная журналистка Анна Политковская. Она считала что теракт в Норд-Осте организовали российские спецслужбы и она тоже в своем расследовании вышла на некого Ханпаше Теркибаева, информацию о котором Литвиненко передал Юшенкову. 29 апреля 2003 году на сайте Хартия'97 была опубликована статья на эту тему. Вот цитата оттуда:

Именно после «Норд-Оста» карьера Ханпаша резко поползла вверх. Он действительно стал «соратником» администрации президента Путина. Оказался снабженным всеми необходимыми документами, обеспечивающими ему возможность беспрепятственно перемещаться всюду, где требуется, маневрируя от Масхадова до Ястржембского. Вел переговоры от имени администрации Путина с депутатами чеченского парламента — те понадобились для поддержки референдума. Выбивал для этих депутатов гарантии неприкосновенности в случае приезда в Москву. Выбил. Ханпаш, а не кто-то другой, возил тех же депутатов, причем в качестве руководителя их группы, в Страсбург, в высокие кабинеты Совета Европы и Парламентской ассамблеи, и там депутаты вели себя исключительно правильно — под управлением Рогозина, председателя думского Комитета по международным делам.

Естественно, возникает вопрос: почему? Почему именно Ханпаш? За какие такие услуги? Чем доказал лояльность? А без таких доказательств ничего похожего происходить с ним просто не могло...

Через 3 года убили Политковскую тоже. Однако до этого она уже успела отметиться в Беслане, причем не только в качестве журналиста, но и пыталась выступить в качестве переговорщика. Именно поэтому ее там и пытались отравить.

Кстати видимо отравление это излюбленный российскими спецслужбами способ убийства. Они не только отравили Литвиненко и пытались отравить Политковкую, но и отравили еще одного известного журналиста "Новой газеты" Юрия Щекочихина, который участвовал в расследовании почти всех известных дел. В 2013 году исполнилось 10 лет со дня убийства Щекочихина. К этой дате в "Новой газете" была опубликована статья, которая начинается так:

10 лет назад умер Юрий Щекочихин. Мы знаем — это убийство, но доказать это теперь невозможно, потому что долгие годы прокуратура делала все, чтобы исчезли следы преступления

Дальше перечисляются дела, которыми занимался Щекочихин, за которые его могли убить. Цитирую:

Версии

Их было много — потому что Юра ухитрился влезть везде. Только что случился «Норд-Ост», Юра был в штабе и резко выступал против силовой спецоперации, а весной 2003 года разоблачил тайно награжденных по ее итогам — зам директора ФСБ и прочих. Именно в этот период ему угрожали, но, думается, все же в связи с другим.

С чем? Ну, чтоб вы понимали, — весьма неполный список… Щекочихин добивался отстранения от занимаемых должностей зам генпрокурора Колмогорова и зам генпрокурора Бирюкова (запомните это слово), поскольку, по мнению депутатов Госдумы, они тормозили расследование громких уголовных дел. Решение пленарного заседания Госдумы должно было быть принято в сентябре (за два месяца до смерти Щекочихина), требование об отставке могущественных генералов адресовалось президенту. Юра умер — документу не дали ход.

Щекочихин расследовал коррупционные истории, связанные с министром атомной энергетики Адамовым, который потом чуть ли не пытался судиться с Юрой посмертно, но был осужден сам.

Щекочихин выяснял судьбу денег, направленных на восстановление Чечни.

Щекочихин влез в дело «Бэнк оф Нью-Йорк» и должен был получить — внимание, в июле — документы, которые отказалась принимать Генеральная прокуратура. Они касались отмывания коррупционных денег чиновниками.

Щекочихин расследовал крупномасштабное воровство в Минобороны, в результате которого оружие уходило не просто налево, а — к чеченским боевикам.

Щекочихин вцепился мертвой хваткой в ФСБ за связь их высокопоставленных генералов с криминалом. Писал запросы, требовал ответов. Ну, например, дело о первых терактах в Москве, организованных бандой офицера ФСБ Макса Лазовского, ОПГ эта называлась — «Лазанские» (вспомнили?). Именно благодаря Щекочихину выяснилось, что многих криминальных авторитетов охраняла ФСБ, офицеры которой вместе с бандитами «разруливали» дела в нефтянке. «Братва плаща и кинжала» — так называлась эта статья, вызвавшая отставку начальника УФСБ по Москве генерала Трофимова (которого несколько позже пытались взорвать). Щекочихин тогда рассказал о том, как вместе с криминальными авторитетами арестовали действующих сотрудников ФСБ. Операцию проводил МУР, только руководивший операцией легендарный опер Цхай вскоре скоропостижно скончался в возрасте 39 лет — от цирроза печени, хотя не злоупотреблял спиртными напитками и не курил.

Чтобы было понятно, куда влез Щекочихин, — Лазовский был агентом секретного подразделения ФСБ — УРПО, руководил которым всесильный тогда генерал Хохольков, позволявший себе проиграть за одну ночь в казино несметную сумму в долларах и в чьем подчинении находились ныне всему миру известные Луговой и Литвиненко.

Осталось добавить еще одно дело, результатом которого стало землетрясение во всей системе российских спецслужб, — дело «Трех китов». Расследование о контрабанде, поступавшей в распоряжение всего-навсего мебельного магазина, которое начал Юра, привело к глобальному катаклизму. На свет вылезла история о потоках неучтенной продукции, поступавшей в Россию под прикрытием генералов ФСБ, — и это были не только безобидная мебель, просроченное мясо и китайские трусы, но и наркотики.

В итоге скандал стоил должностей генпрокурору Устинову, начальнику ФСКН Черкесову, начальнику таможни Ванину, зам директора ФСБ Анисимову и Шишину, а закончился — уголовным делом генерала Бульбова, отставкой министра внутренних дел Рушайло и всесильного главы экономического департамента ФСБ Заостровцева. После каскада отставок само уголовное дело было заглохло, но именно Щекочихин добился его возобновления — Путин лично и впервые в российской истории назначил независимого следователя Лоскутова, который был вынужден на личных встречах просить помощи президента, поскольку его распоряжений никто не исполнял. Вокруг Юры тогда крутилось огромное количество разного рода ЧОПов, основанных силовиками, и фондов их же поддержки — пытались договориться, но он был в этом отношении недоговороспособен. А когда умер — в тюрьму сели только стрелочники.

Вот такая странная аллергия с летальным исходом.


Как видите подавляющее большинство дел связано с высшими чиновниками ФСБ, а как следствие в той или иной степени касались Путина, так как он сам и большинство его ставленников вышли из этой структуры. Но вернемся к Политковской.

Примерно за два месяца до убийства она опубликовала в "Новой газете" статью под названием - "ЧТО ДЕЛАЛО МВД ДО БЕСЛАНА, ВО ВРЕМЯ И ПОСЛЕ" с таким подзаголовком - "Из служебной милицейской переписки: теракт можно было предотвратить: в запасе было 3 часа". Я процитирую только постскриптум к этой статье:

Принципы работы правоохранителей с сентября 2004 года мало изменились. Те же люди в «антитеррористах» — те же методы. За два года после Беслана система так и продолжает работать лишь на ликвидацию «вероятных экстремистов», но не на сохранение жизней сограждан. Не на поиск преступников, а на «отработку номера», на отчетность. Прочитали? Делайте выводы.

Возможно эта статья была каплей переполнившей чашу терпения хунты, но главная причина скорее всего была ее книга "Путинская Россия" (Putin's Russia), которая была  переведена на многие языки и была издана во многих странах.

Итак вырисовывается тенденция однако, не правда ли? Ну и наконец Немцов, который был страшен режиму своими докладами, разоблачающими коррупцию в высших эшелонах власти. Кроме этого незадолго до убийства на сайте "Эхо Москвы" была опубликована статья Немцова про то как депутаты госдумы уклоняются от уплаты налогов, а на следующий день интервью Бориса Немцова тоже на Эхо Москвы. Но самое главное это то что его убийство "совершенно случайно" совпало с тем обстоятельством что Немцов готовил доклад "Путин и война", в котором приводились документальные доказательства военных преступлений диктатора и его клики. Выход такого доклада мог повредить тайной войне Путина и повысить шансы на то, что мир как-то попытается обуздать диктатора.

Скорее всего это убийство либо не будет раскрыто никогда, либо найдут каких-нибудь шестерок, сфабрикуют дело, выбьют из них нужные показания и посадят не того кого надо. Короче говоря - будет как всегда.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →