Аналитика и комментарии. Взгляд из США (judeomasson) wrote,
Аналитика и комментарии. Взгляд из США
judeomasson

Category:

Заговора против Трампа не было, а сговор Трампа с Россией был. Часть 1

Недавно произошли два события, связанные с "российским делом" Трампа.

Первое событие это обвинение, которое прокурор Джон Дарем, в рамках расследования мифического заговора ФБР против Трампа, предъявил бывшему юристу ФБР Кевину Клинсмиту. Его обвинили в том что он подправил электронное письмо, в котором говорилось что бывший советник Трампа, Картер Пейдж, был утверждён ЦРУ в качестве, как говорилось в письме, "оперативного контакта". Клинсмит написал что Пейдж не был "источником" для ЦРУ. По мнению прокурора это могло повлиять на решение судьи, который выдавал разрешение на слежку за Пейджем.

Это первое, и скорее всего последнее, обвинение, по этому делу. Тем не менее большинство СМИ, особенно те, которые принято называть "правые", преподали эту историю таким образом что Пейдж был агентом ЦРУ, а ФБР при запросе на слежку утаило это от судьи. Из этого делается вывод что разрешение на слежку было получено незаконно, а значит всё расследование в отношении Пейджа тоже незаконно. Получается что Пейдж честный патриот - жертва заговора "глубинного государства".

На самом деле это не совсем так, а точнее совсем не так. Однако чтобы понять что происходит на самом деле, надо проследить последовательность событий с самого начала. Ведь, как известно, всё новое это хорошо забытое старое.

В пресловутом досье Стила, которое сторонники Трампа называют "фальшивка", есть информация о том что Картер Пейдж специально летал в Москву чтобы заключить сделку, согласно которой Трамп, когда станет президентом, отменит антироссийские санкции, а за это получит долю в приватизации Роснефти.

ФБР начало за Пейджем следить, например читать его электронные письма, которые он посылал из Москвы. Потом, на основании материалов этой слежки, в Комитете по разведке Палаты представителей состоялись слушания, на которых Пейдж давал показания под присягой. Позже стенограмма слушаний была рассекречена и опубликована, и оказалось что многое из того что было в "фальшивом" досье Стила была правда. Тогда например на сайте "Business Insider" была опубликована статья с говорящим само за себя названием - "Свидетельство Картера Пейджа заполнено бомбами и подтверждает ключевые части досье Стила".

Сама стенограмма по объёму очень большая - 243 страницы. Но в статье историка, специалиста по СССР и России, Эми Найт, которая была опубликована на сайте "The Daily Beast", самое главное изложено кратко и лаконично. Цитирую:

В ноябре, отвечая на вопросы членов Комитета по разведке Палаты представителей, Пейдж заявил, что ни с Сечиным, ни с Дивейкиным не знаком. Но он также утверждал, что, будучи в Москве в июле 2016 года, с высокопоставленными российскими чиновниками не встречался, и это оказалось неправдой.

После того, как Адам Шифф напомнил Пейджу об электронном письме, которое тот отправил из Москвы членам избирательного штаба Трампа восьмого июля 2016 года и в котором говорилось о том, что он, Пейдж, получил от высокопоставленных чиновников администрации Путина «необыкновенно ценную информацию и поддержку», Пейдж пошел на попятную. Он неохотно признался в том, что встречался с российским вице-премьером Аркадием Дворковичем, а также с директором департамента отношений с инвесторами «Роснефти» Андреем Барановым, топ-менеджером, который по своей должности часто общался с Сечиным. (Примечательно, что в марте 2017 года Путин наградил Баранова медалью «За заслуги перед отечеством»).

После настойчивых заявлений о том, что они с Барановым встречались только потому, что были старыми друзьями, Пейдж был вынужден признать, что они обсуждали санкции, а также потенциальную продажу акций «Роснефти», в результате чего возникает вопрос о том, был ли на этой встрече и Сечин.

План приватизации части активов «Роснефти» на тот момент был известен только представителям высшего руководства «Роснефти», и вопрос этот был спорным, как и намеченная покупка «Роснефтью» контрольного пакета акций нефтяной компании «Башнефть», которая состоялась в октябре (о продаже 19,5% акций «Роснефти» Катару и сырьевому гиганту «Гленкор» (Glencore) было объявлено в начале декабря).

Итак доказано что переговоры о доли в приватизации Роснефти в обмен на снятие санкций действительно велись, несмотря на то что впервые о них стало известно из "фальшивого" досье. Пока нет прямых доказательств того что Трамп действительно участвовал в этой сделке, но есть косвенные доказательства. Об этих косвенных доказательствах я напишу позже, а пока хочу отметить что Трамп и его сторонники видимо поняли что над ними сгущаются тучи, в том смысле что следствие подбирается к самым главным доказательствам. Опровергнуть ту информацию что уже имеется они не могут, поэтому избрали другой путь - остановить и дискредитировать следствие.

Сначала началась компания против Стила, для чего начали сочинять фейки будто-бы его досье сфабриковано ФСБ, а потом взялись за ФБР, пытаясь доказать что запросы на слежку за Пейджем были составлены незаконно, о чём я писал выше. Но об этом я подробно напишу позже, а пока вернёмся к досье Стила.

Для начала я хочу обратить на ошибку, которые допускают многие журналисты, которые пишут на эту тему. Они почему-то решили что в досье говорится о том что Трампу предложили 19% стоимости Роснефти, то есть полностью пакет акций, которые приватизировали. На самом деле в досье идёт речь о процентах от приватизированного пакета акций, причём не уточняется сколько процентов.

Американский журналист и новеллист Грег Олеар написал статью, в которой предлагает версию, подтверждающую достоверность досье Стила, основанную на математических расчётах. Цитирую со всеми ссылками, которые есть в статье:

После неожиданной сделки Майкла Коэна о признании вины даже сам Дональд Трамп был вынужден признать, что да, несмотря на все возмущенные протесты об обратном, он и его соратники действительно поддерживали связь с русскими во время президентской кампании 2016 года. Башня Трампа в Москве не прошла стадии планирования, но президент, возможно, заключил еще одну секретную сделку в России, стоящую значительно больше денег.

Об этом говорится в так называемом досье Стила, серии разведывательных отчетов, подготовленных бывшим супершпионом МИ-6 Кристофером Стилом. Учитывая головокружительную ложь, которую Трамп и его соратники рассказывали обо всем, что касалось России, а также тот факт, что эти самые вопиющие лжецы приложили значительные усилия, пытаясь дискредитировать Стила и его работу, теперь ещё более вероятно что досье точное. Конечно, это требует более внимательного пересмотра.

В разведывательном отчете от 18 октября 2016 года Стил отмечает, что Игорь Сечин, генеральный директор российской нефтяной компании «Роснефть», «так стремился отменить личные и корпоративные западные санкции, введенные в отношении компании, что предложил партнерам (Картеру Пейджу/ Трампу) взамен брокерские проценты от 19% (приватизированной) доли в Роснефти». Прозорливость Сечина? Что ж, «Роснефть» - одна из крупнейших публичных нефтяных компаний мира. Ее мажоритарным владельцем является правительство России, другими словами, Владимир Путин и его круг олигархов, группа, в которую входит Сечин, давний соратник российского президента. В 2012 году Роснефть создала совместное предприятие на 500 миллиардов долларов с ExxonMobil, которым в то время руководил бывший госсекретарь Трампа Рекс Тиллерсон (по всей видимости, именно это гигантское совместное предприятие вдохновило Путина на награждение Тиллерсона Медалью Дружбы в России в 2013 году). Запасы нефти в Арктике, которые послужили толчком для создания совместного предприятия, оцениваются в 85 миллиардов баррелей. При консервативной цене в 50 долларов за баррель это составляет ошеломляющие 4,25 триллиона долларов потенциального валового дохода.

Это головокружительные цифры, но Путин не увидит ни копейки, пока США продолжают вводить санкции против России. Поэтому неудивительно, что Сечин хотел отмены этих санкций.

Вот где это становится интересным: как и предсказывал Стил, «Роснефть» продала часть своей собственности - 19,5%, почти в точности то, что он сообщил. Детали сделки были предсказуемо неясными: подставные компании продавали другим подставным компаниям, которые принадлежали разным подставным компаниям, и так далее до бесконечности. Читаешь названия этих эрзац-предприятий - Glencore, Intesa SanPaolo, QHG Shares, QHC Holding, QHC Cayman Limited - и обнаруживаешь, что веки становятся тяжелее, и медленно засыпаешь.

Буква «Q» в названии этих подставных компаний означает Катар. «Хотя Катар никогда публично не подтверждал, какой вклад он внес в сделку или размер купленной им доли, Glencore и Роснефть заявляют, что они внесли 2,5 миллиарда евро», - говорится в отчете Reuters за январь 2017 года. «Наряду с 300 миллионами. от Glencore и 5,2 миллиарда, предоставленных Intesa, что по-прежнему оставляет дефицит в 2,2 миллиарда евро».

Журналисты потратили большую часть года на выяснение того, кто внес остаток денег на покупку. Лишь в ноябре 2018 года агентство Reuters сообщило что секретным спонсором продажи пятой части крупнейшей нефтяной компании России ... был крупнейший банк России. Попытка привлечь в Россию иностранные инвестиции окончилась неудачей.

Мы не знаем, принял ли Трамп брокерское предложение «Роснефти» - действительно, нет никаких доказательств того, что он вообще знал об этом, - а Картер Пейдж категорически отрицал свое посредничество или взаимодействие с Сечиным. Он обычно отвергает отчеты Стила как «сомнительное досье».

Ситуация усложняется тем, что слишком много комментаторов распространяют ложь о том, что Трампу предложили полные 19% «Роснефти». Это бред. Майк Флинн брал пенни с доллара, Пол Манафорт взял несколько миллионов, и, следовательно, цена Трампа предположительно намного ниже, чем полная пятая часть стоимости ведущей нефтяной компании России. Более того, Стил сообщает не об этом: «он предложил партнерам Пейджу/Трампу брокерские услуги по приобретению до 19% (приватизированной) доли в "Роснефти"…». Посредничество при продаже - это не то, что продается.

Для меня наиболее интересным (потенциальным) ключом к разгадке является это небольшое несоответствие: Стил сообщил, что доля будет составлять 19 процентов; Фактическая сумма продажи составила 19,5 процента. Если предположить, что Стил прав, к чему эти лишние полпроцента?

Давайте посчитаем некоторые цифры:

Сделка по 19,5% акций "Роснефти" была оценена в 10,2 миллиарда евро - опять же, намного больше, чем потребуется для покупки Трампа. Это означает, что компания была оценена примерно в 52,3 миллиарда евро. Доля в один процент составляла 523 миллиона евро; половина из них составила 261 миллион евро, или около 277 миллионов долларов - чуть больше чем четверть миллиарда долларов.

Что, если расхождение между 19 процентами, указанными Стилом, и 19,5 процентами фактической продажи было комиссией от продажи? Другими словами, что, если эти 261 миллион евро представляют собой прибыль Трампа в обмен на снятие санкций? Если, опять же, предположить, что информация Стила верна и что между Трампом и Путиным была какая-то услуга за услугу.

Скрыть всю выручку от сделки с «Роснефтью» будет невозможно даже для Путина, независимо от того, сколько подставных компаний в скольких недобросовестных странах задействовано. Наличных просто слишком много, чтобы они все исчезли; потребуется отмывание денег в таком масштабе, что даже Манафорт может покраснеть. Но 261 миллион евро? При продаже на сумму 10,2 миллиарда? Это вообще мелочь. Если 2,2 миллиарда евро остались неучтенными почти через год после продажи и были получены от российского банка, который контролируется Путиным, что такое мизерные 261 миллионов?

Итак, допустим, Путин предложил Трампу через различных посредников (Пейдж? Пападопулос? Сатер? Коэн? Их было много) половину одного процента от рыночной стоимости компании в качестве комиссии. Нам нужно начать искать причины, по которым Трамп соблазнился единовременной выплатой в размере около 277 миллионов долларов в конце 2016 года. Как, например, тот факт, что он был должен почти точно такую ​​сумму своему крупнейшему известному кредитору, Deutsche Bank. Тот самый Deutsche Bank, который был оштрафован за участие в масштабной российской схеме отмывания денег с использованием «зеркальных сделок». Тот самый Deutsche Bank, корпоративные офисы которого подвергаются рейдам немецких федеральных следователей, в то самое время когда я это пишу.

Могли ли вы использовать комиссию «Роснефти» для погашения обязательств Трампа перед Deutsche Bank точно так же, как родитель мог бы выписать чек непосредственно AMEX для погашения остатка на кредитной карте сына? Покойный Фред Трамп имел привычку выручать своего распутного сына, когда тот был слишком в большом убытке. Возможно, российский покровитель Трампа аналогичным образом помог избавить его от обременительного долга? Эта информация может быть в его налоговых декларациях, что может объяснить, почему он их не опубликовал.

Очень убедительно, не правда ли? Получается что всё красиво сходится. Брокерский процент равен сумме, которую Трамп был должен банку. Теперь наверное понятно почему Трамп так боится что его финансовые документы увидят в Конгрессе, а ещё страшнее для него, избиратели. Но это ещё не всё. Продолжение следует.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 57 comments