Аналитика и комментарии. Взгляд из США (judeomasson) wrote,
Аналитика и комментарии. Взгляд из США
judeomasson

Categories:

Американский спецназ ликвидировал злейшего врага Ирана

На днях американский спецназ провёл блестящую операцию в результате которой был ликвидирован основатель и глава ИГИЛ Аль Багдади. Американские военные и разведка всё сделали грамотно и профессионально, но если кому-то эта ликвидация принесла пользу, так это Ирану, так как суннитский ИГИЛ это злейший враг шиитского Ирана.

Что касается американского народа, то в лучшем случае для него ничего не изменится, а в худшем угроза терроризма только возрастёт.

Я уже давно и неоднократно писал что со стороны США воевать с ИГИЛ это большая глупость, так как ИГИЛ это враг Ирана, а разгромив ИГИЛ, мы усиливаем Иран. Причём утверждал это не только я, но и многие авторитетные военные эксперты. Например наиболее детальный анализ провела президент Института изучения войны Кимберли Каган, которая написала статью с говорящим само за себя названием - "Пришло время для США отказаться от помощи Ирану в Сирии" - которая была опубликована ещё в марте 2017 года на сайте на телеканала "Fox News". Каган совершенно справедливо считала что разгромив ИГИЛ американцы окажут большую помощь Ирану. Цитата из этой статьи:

Если администрация Трампа всерьез настроена против Ирана на Ближнем Востоке, она должна изменить свою стратегию в Сирии по борьбе с ИГИЛ. Наша нынешняя стратегия будет продолжать укреплять контроль Тегерана над регионом.

США нужен новый подход, который даст им независимость и рычаги воздействия, необходимые для того, чтобы начать успешно наступать.

Это не будет легко. Стратегия, которую администрация унаследовала от президента Обамы, рассматривает Иран в качестве партнера в борьбе. Поэтому США ничего не сделали для сдерживания драматического и тревожного расширения военной мощи Ирана в Сирии.

И все же расширение можно было избежать.

Тегеран использовал Сирию в качестве базы для ливанской Хизбаллы, ХАМАСа и своей собственной подрывной деятельности на протяжении десятилетий без каких-либо затрат. Восстание 2011 года против президента Сирии Башара Асада стало ударом по его позиции. Поэтому Иран поспешил поддержать Асада, отправив в него специальных боевиков Силы Кодса, а затем советников из Корпуса стражей исламской революции (КСИР).

По мере углубления восстания против Асада Тегеран добавил тысячи боевиков из ливанской Хизбаллы и иракских шиитских ополченцев. Обычные боевые силы КСИР присоединились, когда в конце 2015 года началась российская воздушная кампания в поддержку Асада.

Сегодня под командованием Ирана в Сирии на десятки тысяч больше бойцов, чем до восстания в арабской весне. Он создал свой собственный военный штаб и настолько глубоко ввел войска и советников в режим Асада, что он не может выжить без них.

Президент Обама не только видел Иран в качестве союзника против ИГИЛ, но и опасался, что ослабление Асада передаст Сирию ИГИЛ и Аль-Каиде. Однозначное внимание Вашингтона только к ИГИЛ позволило расширить военное присутствие Ирана и будет продолжать это делать.

Страх США был необоснованным в 2011 и 2012 годах, когда светские силы доминировали над оппозицией Асаду. Неспособность Обамы поддержать оппозицию в то время была огромной упущенной возможностью.

Но теперь Аль-Каида полностью кооптировала оппозицию. Таким образом, нынешняя американская стратегия, направленная на борьбу с ИГИЛ, поставила нас перед дилеммой. Победа над ИГИЛ в нынешней ситуации приведет к тому, что Иран навсегда останется в Сирии, и у США не будет партнера на местах, который он мог бы использовать для ослабления позиции Ирана.

Каган считала что Обама основное внимание уделял войне с ИГИЛ потому что рассматривал Иран как партнёра, но у Трампа отношение к Ирану полностью противоположное. Тогда почему Трамп решил продолжить дело Обамы?

На первый взгляд кажется в этом нет никакой логики, но это только на первый взгляд. Однако если учесть что Трамп это агент Путина, то всё становится на свои места. В этом случае вырисовывается следующая логическая схема.

Иранские муллы наняли Путина чтобы он помог им вести джихад против суннитов в Сирии. Через некоторое время стало ясно что Путин с задачей не справляется, но зато у Путина появился агент в должности президента США. Было принято решение привлечь его. С помощью Трампа было решено две задачи:

  1. Захват юго-западной Сирии с помощью подписанного Путиным и Трампом перемирия, которое Путин даже не собирался выполнять
  2. Разгром ИГИЛ при помощи американцев

Когда эти обе задачи были выполнены, Трамп получил приказ уходить из Сирии, а это значит передать все нефтяные месторождения, отбитые у ИГИЛ, Асаду, а как следствие, Путину и Ирану.

Но есть и хорошая новость.  На Трампа снова надавили, а сделали это сенатор республиканец Линдси Грэм и военный аналитик Fox News Джек Кин.

Джек Кин это бывший генерал. В своё время Трамп хотел назначить Джека Кина министром обороны, но Джек Кин отказался. Тогда Трамп попросил Джека Кина порекомендовать кого-нибудь. Именно Джек Кин тогда порекомендовал Джеймса Меттиса.

Сейчас на встрече с Трампом Кин показал Трампу карту нефтяных полей, в результате они вместе с Грэмом уговорили Трампа послать войска для защиты этих полей.

Точнее можно сказать что они Трампа не уговорили, а сделали Трампу предложение, от которого Трамп никак не мог отказаться. Потерять поддержку республиканцев в Сенате, военных и главного пропагандистского телеканала, который до сих пор поддерживал Трампа, для него было бы катастрофой.

Таким образом Обама помогал Ирану, а Трамп Путину, но так как Иран и Путин в Сирии союзники, получается что Трамп и Обама делали одно и тоже дело - помогали Ирану и Путину. Но может быть ИГИЛ представлял для США террористическую угрозу, в том смысле что также как когда-то Аль Кайда засылал в США агентуру для совершения терактов?

На этот вопрос отвечает старший политический аналитик, Программы международной безопасности при Центре стратегических и международных исследований, Дэвид Стерман. Цитирую:

Соединенные Штаты начали воздушные удары по ИГИЛ в Ираке 9 августа 2014 года и в Сирии 22 сентября того же года. Примерно в это же время представители администрации США ясно дали понять, что прямой угрозы для родины США нет. Выступая в Брукингском институте 3 сентября, тогдашний директор Национального контртеррористического центра Мэтт Олсен назвал угрозу ИГИЛ для США только «потенциальной угрозой», заявив, что нет непосредственной угрозы Соединенным Штатам и нет достоверных доказательств существования ячеек ИГИЛ внутри страны.

Это время важно. Учитывая, что конец 2014 года стал пиком территориальных владений ИГИЛ и что Соединенные Штаты начали крупную военную кампанию против ИГИЛ в течение месяца после замечаний Олсена, из этого следует, что это был зенит способности ИГИЛ угрожать непосредственно США из их территорий.

Поскольку нет явных доказательств прямой способности ИГИЛ осуществлять нападение на Соединенные Штаты, основное внимание уделялось потенциальной угрозе, которую возвращающиеся бойцы ИГИЛ могут представлять для Соединенных Штатов. Все же такие обсуждения часто преувеличивали число американцев, которые путешествовали, чтобы сражаться в Сирии, и в частности преувеличивали число тех, кто пошел, чтобы бороться с ИГИЛ. Более того, в этих беседах часто игнорировался контр-пример возвращения американцев, которые поехали, чтобы присоединиться к усилиям джихадистов Аш-Шабааба [Al-Shabaab - джихадистская группа, действующая в Восточной Африке (прим. моё)]. Только немногие из тех, кто уехал, вернулись, но никто из тех, кто вернулся, не участвовали в терактах после их возвращения.

Оглядываясь назад, становится все более очевидным, что Соединенные Штаты не сталкивались с серьезной прямой угрозой со стороны ИГИЛ в любой момент кампании. Спустя более четырех лет после того, как ИГИЛ объявило о своем халифате, а Соединенные Штаты начали свою кампанию против ИГИЛ, ни один американец, который уехал, чтобы сражаться в Сирии, не совершал терактов по возвращении в Соединенные Штаты, согласно исследованию как "Новой Америки" [New_America - мозговой центр, который занимается вопросами государственной политики, включая исследования в области национальной безопасности (прим. моё)], так и программы по изучению экстремизма при Университете Джорджа Вашингтона. Только один возвратившийся осуществил насильственное нападение после возвращения, но он не был связан с ИГИЛ.

Это подтверждает более широкую схему, в соответствии с которой ни одна смертельная атака джихадистов в Соединенных Штатах с 11 сентября не проводилась какой-либо иностранной террористической организацией или кем-либо, кто проходил обучение и получал помощь от иностранной террористической организации, согласно исследованию Новой Америки и отчету Национального центра по борьбе с терроризмом.

Однако ИГИЛ вызвал волну джихадистского насилия в Соединенных Штатах. С 2014 года 83 человека были убиты в результате нападений джихадистов в Соединенных Штатах - три четверти всех таких смертей с 11 сентября. Из восьми смертельных атак в тот период семь были частично вдохновлены ИГИЛ. Тем не менее, ни один из нападавших джихадистов с 2014 года не получал оперативных инструкций или советов через онлайн-общение с боевиками ИГИЛ в Сирии.

Кроме того, терроризм, совершенный лицами, мотивированными крайне правыми и другими идеологиями, включая недавнее нападение в Новой Зеландии, в результате которого погибло больше людей, чем самое смертоносное нападение джихадистов после событий 11 сентября в Соединенных Штатах, подчеркивает, что ни гламур территориальных владений, ни прямая связь с группировками в Сирии не нужна для того, чтобы человек совершал насилие, подобное тому, которое совершалось в Соединенных Штатах лицами, вдохновленными ИГИЛ.

Итак с 2014 года в результате терактов от имени ИГИЛ погибли 83 человека. То есть всплеск террора совпал с началом военной операции против ИГИЛ. Это та цена, которую мы платим за помощь Путину и Ирану, а это значит что в результате "войны с терроризмом", мы добились полностью противоположного результата. Причём самое главное это то что все террористы, которые от имени ИГИЛ совершали теракты, никакого отношения к военным группировкам не имеют, никакой помощи от них не получают, действуют самостоятельно, по собственной инициативе. Поэтому разгром военной группировки ИГИЛ где нибудь в Сирии или Ираке угрозу терроризма в США не снизит, а скорее наоборот.

Багдади конечно омерзительный тип, но в отличие от Бин Ладена, он на территории США ни одного теракта не организовал, поэтому почему его ликвидацией должны были заниматься США?

С другой стороны я очень боюсь что сейчас фанатики начнут мстить за смерть Багдади, совершая теракты. Причём, как отмечалось выше, их возможности совершать теракты не зависят от того сколько территорий находится под контролем ИГИЛ и их военных возможностей. Это будет значить что мы снова добились полностью противоположного результата.

Tags: syria-withdrawal
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments