Аналитика и комментарии. Взгляд из США (judeomasson) wrote,
Аналитика и комментарии. Взгляд из США
judeomasson

Categories:

Израиль остановит Иран?

Сначала свежая новость - Майк Помпео заявил что Иран согласен вести переговоры по поводу их программы создания баллистических ракет. Цитирую Рейтер:

Помпео на заседании кабинета заявил что Иран «впервые» дал понять, что готов вести переговоры о своих баллистических ракетах, предположив, что это было результатом экономического давления США.

Трамп на это ответил. Цитирую:

Посмотрим, что произойдет. Но большой прогресс был достигнут

На первый взгляд кажется это грандиозная победа Трампа. Недавно я писал о том что Трамп отказался от всех своих требований кроме ядерного оружия. Но Иран сам отказался от ядерного оружия когда подписал договор в 2015 году.

Насколько этот договор надёжный, это другой вопрос, но по крайней мере официально Иран не стремится создать ядерное оружие. Поэтому если бы Трамп подписал с Ираном договор, в котором предъявлялись бы те же самые требования, которые были в договоре, который подписал Обама, это была бы очевидная капитуляция Трампа. И вот сейчас кажется произошёл перелом, Иран сломался и пошёл на уступки, согласившись обсуждать баллистические ракеты. Однако так ли это на самом деле?

Чтобы ответить на этот вопрос, выясним откуда Помпео взял эту информацию. Снова цитирую Рейтер:

Похоже, что Помпео ссылался на комментарии министра иностранных дел Ирана, которые он сделал в понедельник, и в которых он сказал, что шиитский Иран обсудит свою ракетную программу только после того, как Соединенные Штаты прекратят вооружать своих региональных суннитских соперников Саудовскую Аравию и ОАЭ.

Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф заявил в программе NBC «Ночные новости с Лестером Холтом», что после того, как администрация Трампа отменит санкции, которые она восстановила после выхода из ядерной сделки «пространство для переговоров будет широко открыто».

Дословно высказывание Зарифа про баллистические ракеты в этой программе приводит Аль Джазира. Цитирую:

Это американское оружие, которое идет в наш регион, что делает наш регион взрывоопасным. Поэтому, если они хотят говорить о наших ракетах, им сначала нужно прекратить продавать все это оружие, включая ракеты, в нашем регионе

Таким образом условие Ирана следующее - сначала США должны прекратить продавать оружие ближневосточным странам, а взамен Иран всего лишь может быть согласится начать переговоры. Из этого Помпео сделал вывод что Иран готов к переговорам по своей ракетной программе. Не удивительно что опровержение из Ирана пришло незамедлительно. Снова цитирую Рейтер:

Его оценка [Имеется в виду оценка Помпео (прим. моё)] вызвала быстрое опровержение со стороны представителя миссии Ирана в ООН, который написал в Твиттере: «Ракеты Ирана ... абсолютно и ни при каких условиях не подлежат обсуждению ни с кем, ни с какой-либо страной».

Так в чём же заключается большой прогресс, о котором говорил Трамп? А нет никакого прогресса. Скорее наоборот. В ответ на экономическое давление Иран начал устраивать провокации, сбил американский беспилотник и наконец снова начал обогащать уран. Какой из этой ситуации может быть выход?

Теперь надежда только на Израиль. По крайней мере так считает Деннис Росс, который служил специальным помощником президента Обамы, специальным координатором по Ближнему Востоку при президенте Клинтоне и директором штаба по планированию политики Государственного департамента в первой администрации Буша. Цитирую его статью, в которой он излагает свой анализ ситуации:

Иран начинает нарушать некоторые из ограничений, наложенных на его ядерную программу Совместным комплексным планом действий (СВПД), который он подписал в 2015 году, и из которого Соединенные Штаты вышли в 2018 году.

Первоначально Иран превысил запас низкообогащенного урана, который ему было разрешено содержать; затем он начал обогащаться выше 3,67 процента, разрешенного в рамках сделки. Несмотря на то, что уровень обогащения составляет чуть менее 5 процентов - что значительно ниже уровня обогащения от 80 до 90 процентов - иранцы, тем не менее, больше не соблюдают ограничения. И они угрожают сделать гораздо больше, если европейские страны не смогут действовать таким образом, чтобы уменьшить экономический эффект от введенных США санкций.

Есть ряд вопросов:

Во-первых, почему иранцы продолжали соблюдать условия соглашения в течение одного года после выхода президента Трампа из СВПД и возобновления жестких односторонних санкций США? Во-вторых, каковы практические последствия постепенного отказа Ирана от соблюдения ограничений? В-третьих, есть ли у администрации Трампа ответ на действия Ирана? И, в-четвертых, какие варианты имеют смысл при ответе иранцам?

Почему Иран делает это сейчас?

4 мая администрация Трампа отменила отсрочки для восьми стран, которые она давала им для покупки иранской нефти, и, таким образом, она привела к значительно более высоким издержкам для экономики Ирана. Несмотря на то, что санкции уже привели к значительному спаду в экономике Ирана, отмена отсрочек означала, что экспорт иранской нефти, объем которой составлял примерно 1 миллион баррелей в день, сократится до 300000 в день. Потеря доходов серьезно усугубила экономические проблемы Ирана, которые уже стали свидетелями 60-процентной потери стоимости валюты и нехватки потребительских товаров, сопровождаемой резкой инфляцией.

В результате отмены отсрочек иранцы заменили попытки пережить давление Трампа на кампанию своего собственного «максимального давления» на Трампа: диверсии против нефтяных танкеров; поддерживаемые Ираном мятежники хуситы в Йемене использовали предоставленные Ираном беспилотники и ракеты, чтобы атаковать саудовские гражданские аэродромы и нефтяные объекты; Поддерживаемые Ираном ополченцы-шииты в Ираке наносят удары по объектам на которых размещены силы США, а также наносят удары по нефтяному объекту в Басре, используемому Exxon; американский дрон был сбит.

В сочетании с этими угрожающими действиями в регионе иранцы также начали отказываться от некоторых из своих обязательств по СВПД. Их цель: оказать давление на европейцев либо с целью обеспечить экономическое возмещение санкций США, либо оказать давление на администрацию Трампа, чтобы ослабить политику санкций. Иранцы знают что европейцы опасаются что если они не остановят иранцев от полного выхода из СВПД, риск того что США или Израиль нанесут удар по иранским ядерным объектам, возрастет, и европейцы захотят предотвратить возникновение конфликта.

Но не только европейцы пытаются повлиять на иранцев. Они прямо бросают вызов администрации Трампа: видя, что президент хочет выйти из «бесконечных ближневосточных войн», они, похоже, думают, что повышение давления может заставить его отступить.

Каковы практические последствия постепенного ухода Ирана из СВПД?

Во-первых, иранцы будут сокращать время, которое им потребуется, чтобы «прорваться», к производству оружейного расщепляющегося материала.

До СВПД, учитывая количество их действующих центрифуг и запасы низкообогащенного урана, которые превышали 10000 килограммов, иранцы, по оценкам, находились в двух-трех месяцах от такого потенциала разрыва. Сокращение их запасов до менее чем 300 килограммов и их эксплуатационных центрифуг почти на 50 процентов позволило увеличить время прорыва в Иране примерно до одного года.

Иранцам потребуется время, чтобы вернуться туда, где они были - но шаги, которые они предпринимают, постепенно сократят время, необходимое для их прорыва. Очевидно, что это время будет зависеть от уровня обогащения урана; если они начнут обогащать до 20 процентов - что они могут предложить, чтобы обеспечить топливо для своего медицинского исследовательского реактора в Тегеране - это ускорит график.

Однако время прорыва и возможности оружия не одно и то же. Первый обеспечит оружейный обогащенный уран, но не само оружие.

Масса документов и цифровая демонстрация, которую израильское шпионское агентство Моссад тайно добыл в Тегеране, показали, что иранцы проделали большую работу по разработке оружия, включая эксперименты и симуляции. Тем не менее, никто не знает точно, сколько времени понадобится иранцам для создания бомбы. В течение долгого времени, по некоторым оценкам, иранцам понадобится около года, чтобы вооружиться высокообогащенным ураном. Но это предположение, а не реальное знание - оно может быть длиннее или значительно короче.

Есть ли у администрации Трампа ответ на иранские контрмеры «максимального давления»?

Помимо удвоения экономического давления ответ, похоже, отрицательный. Вместо этого у администрации кажется есть надежда, на то что рано или поздно иранцам придется сдаться.

На самом деле, несмотря на заявление советника по национальной безопасности Джона Болтона от 5 мая о том, что угрозы нашим силам, нашим интересам и нашим друзьям в регионе будут встречаться с «беспощадной силой» - все атаки и акты диверсии, совершенные иранцами или их прокси не получили никаких прямых ответов. Со своей стороны, президент Трамп дал понять, что он хочет вести переговоры и смягчил свои требования, несмотря на то что он говорит что иранцы играют с огнем; иранцев на данный момент это не впечатлило и они не отступили.

Какие варианты существуют для ответа администрации Трампа?

Он может попытаться поработать с европейцами и русскими, чтобы убедить иранцев в том, что они рискуют спровоцировать военный ответ, если начнут сокращать время своего прорыва.

Но простая передача сообщений не будет столь же эффективной, как если европейцы, русские и китайцы, заявят что они возобновят санкции, если иранцы не вернутся к соблюдению соглашения. Но проблема на данный момент заключается в том, что они все вместе считают администрацию Трампа ответственной за создание опасности. Только если они поверят, что администрация может начать действовать военным путем против военной инфраструктуры Ирана, они могут оказать реальное давление на иранцев.

Стоит напомнить, что в 2012 году Европейский союз предпринял бойкот иранской нефти, опасаясь, что, если Израиль не увидит, что на Иран будет оказано реальное давление, которое, по мнению израильтян, может изменить поведение Ирана, Израиль, скорее всего, будет действовать военным путем.

Именно страх перед войной заставил европейцев действовать тогда. Я подозреваю, что это остается верным сегодня.

Короче говоря Израиль попал в ситуацию, о которой Ильф и Петров писали: "спасение утопающих - дело рук самих утопающих". Трамп способен только символические жесты делать, типа признать Иерусалим столицей Израиля или меморандум о суверенитете Израиля над Голанскими высотами. Но если дело доходит до серьёзного конфликта, он ведёт себя как Обама с его красными линиями.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments